Орел, которого больше нет
440 лет Поэты Книги Художники фотогалерея Копилка Об авторе форум
Архитектор и город Тургеневское общество
Краеведение
Старые альбомы Коллекционеры Воспоминания
Анисимов В.В.
Дышленко Г.В.
Курнаков А.И.
Лупачёв В.В.
Степанов И.Г.
Тучнина О.С.
Гравюры Потапова Л.Н.

«На домашних Пушкарных»

Тучнина Ольга Степановна

С творчеством О. Тучниной я знаком уже несколько десятилетий. Стараясь посещать как можно больше выставок орловских художников, вначале просто смотрел живопись, графику, скульптуру, не очень-то стараясь запоминать фамилии авторов произведений. Затем, когда меня всё больше стало интересовать прошлое и настоящее Орла, а также его искусство, на выставках стал обращать особое внимание на произведения, посвященные нашему городу, стал узнавать художников и их произведения. Оказалось, что многие уже виденные и давно понравившиеся акварели, графические работы сделаны О. Тучниной.

Прекрасны и бесконечно разнообразны её цветы, натюрморты, есть интересные портреты, но её городские пейзажи, старый город, её Пушкарные улицы сразу же запали мне в душу и запомнились навсегда. Многие из этих картин сделаны тушью и пером. В этой технике удаётся особенно точно передать не только те детали, которые увидит только художник, но и атмосферу старых улиц, домиков с замысловатой резьбой, двориков, крылечек, передать то, что ещё осталось от тех времён, когда в этом историческом районе жил и творил Леонид Андреев, так любивший свою Пушкарную слободу.

Давно хотелось познакомиться с Ольгой Степановной, побывать в мастерской, попытаться понять, откуда у неё тяга к изображению старого, уходящего Орла. И вот при подготовке этой страницы и альбома несколько таких встреч состоялось.

Но начнем всё по-порядку.

О. Тучнина родилась в 1947 году в Потсдаме. Место рождения, которое указывается во всех биографических данных Ольги Степановны, выглядит несколько экзотически, ведь Потсдам находится в Германии. Однако ничего странного в этом нет. После войны часть советских войск осталась в побеждённой Германии, чтобы решать вопросы послевоенного устройства самой Германии, Европы и мира. Отец и мать Ольги встретились и поженились ещё до войны. В конце войны оба оказались в Германии, служили там несколько лет и после победы. Отец был офицером, мать — военфельдшером. Судьбе было угодно, чтобы семья сложилась из представителей двух старинных казацких родов: отец из города Бузулука Оренбургской области, мать терская казачка из Нальчика. В Нальчике они и встретились. Думается, что дочери передались какие-то казацкие черты не только во внешнем облике, но и в характере.

Через два года семья военнослужащих была переведена в родную страну. Из нескольких вариантов, предлагавшихся отцу командованием, он почему-то выбрал Орёл, а не Воронеж, Липецк или другой город. Можно сказать, что нашему городу повезло.

Шли годы, Ольга росла, ходила в 24-ю школу, поступила на худграф пединститута, который закончила в 1971 году. После окончания института активно работала над совершенствованием своего мастерства, неоднократно выезжала на творческие дачи: «Горячий Ключ», «Сенеж», «Академическая», «Челюскинская», участвовала почти во всех городских, областных выставках, представляла орловских художников на республиканских выставках.

Творческая жизнь О. Тучниной тесно переплелась с преподавательской деятельностью. Более 35 лет она работает в детской художественной школе (теперь Детская школа изобразительных искусств и народных ремёсел). За эти годы Ольга Степановна приобрела большой опыт по работе с детьми, воспитала много талантливых художников. Многие её ученики закончили художественное училище, худграф пединститута, а теперь и университета, Харьковский художественно-промышленный институт, Академию художеств в Петербурге. Ученики с благодарностью вспоминают своего преподавателя, а она гордится ставшими уже взрослыми учениками и коллегами.

Здесь уместно привести отрывок из творческой биографии, представленный на одной из выставок художницы: «Преподаватель высшей категории, подготовила около 500 учащихся, большинство из которых продолжили свое художественное образование в высших и средних художественных учебных заведениях России. Многие из них стали достойными профессионалами в области станкового искусства, художественного конструирования и моделирования одежды, проектирования промышленных и бытовых интерьеров, архитектуры, оформления книг. Более 200 учеников Ольги Степановны стали дипломантами, лауреатами, призерами Международных, Российских конкурсов-фестивалей. Её 14 учеников стали первыми в России иллюстраторами книги «Сказки» И. С. Тургенева. С 2001 по 2005 годы она проводила мастер-класс с группой детей — лауреатов областною конкурса «Юный художник» имени Народного художника А. И. Курнакова по искусствоведческой программе «Русское барокко в ландшафтах Петергофа».

Ольга Степановна — активный творческий художник. Ею создано более 700 графических и живописных произведений. Основной темой ее творчества является жанр пейзажа, связанный с литературными местами Орловщины. За последние 5 лет она организовала 10 персональных выставок в Орле, Болхове, Мценске. Кроме того — она активный участник областных, межрегиональных, региональных, всероссийских выставок.

Работы Тучниной  О. С. хранятся в Дирекции выставок художественного фонда РСФСР (Москва), в частных коллекциях США. Франции, Англии, Израиля, Ливии, Финляндии, Орловском Государственном музее изобразительных искусств, Орловском Государственном литературном музее им. И.С. Тургенева, Орловском Государственном краеведческом музее.

Ольга Степановна тесно сотрудничает с известными литературными издательствами России, является иллюстратором таких изданий: «Вечная вдова» М. Солоухина; «Россиянки» Л. Ивановой; журнал «Статус Орел», № 12.

Тучнина  О. С. является членом Союза художников России, членом Международной ассоциации изобразительных искусств AИAП ЮНЕСКО.

За многолетний добросовестный труд в совершенствовании педагогического мастерства, формирование интеллектуального, эстетического и нравственного развития учащихся Тучнина Ольга Степановна награждена Почетной грамотой Министерства образования РФ, Знаком «За достижения в культуре», Почетной грамотой Российского профсоюза работников культуры.

В 2006 году коллектив школы представил кандидатуру Тучниной  О. С. для присвоения ей почетного звания «Заслуженный работник культуры Российской Федерации».

Но вернёмся к творчеству. В каталоге персональной выставки, состоявшейся в 1993 году искусствовед Е. Рымшина так писала о творчестве художницы:

«В произведениях Ольги Тучниной наблюдается одна закономерность: каждый шаг, от маленького наброска до серии рисунков и акварелей, подчинен единой цепи — стремлению изучить и понять на практике визуальную реальность, скрытую за термином „предмет“.

Материальная среда в восприятии Тучниной становится системой координат, в которой пересекаются эмоциональные и психологические связи человека с действительностью. Предмет как таковой становится главным ядром композиции, вокруг которого выстраивается вся образная канва, данный способ видения определял принцип художественного познания мира. Поначалу это был „сбор информации“, освоение многообразия предметных форм. Она следовала от фиксации частностей к их обобщению, к проблеме соотношения вещественной массы с пространством. В свою очередь совокупность предметов исследовалась как некая единая и емкая изобразительная форма, включавшая множество деталей, что и обусловило создание натюрмортов, интерьеров и пейзажей.

Индустриальная тема — серия „Орловский сталепрокатный завод“ (1971 -1973), взятая для дипломной работы (руководитель — Л. Н. Былинко), положила начало творчеству. Тучнина увлеченно романтизирует урбанизм современности. В лаконичных, четко сгруппированных массах кварталов новостроек, заводских корпусов, серпантинах дорог, пролетах мостов, высоковольтных линиях электропередач материализовывался функциональный ландшафт. Предмет выступал в технизированной вариантности, все больше „разрастался“, самодовлел, „поглощал“ пространство. Работы воспринимались фрагментами гигантской промышленной панорамы.

С опытом приходило осознание дисгармонии индустриализированной среды, возникало отрицание механизированной эстетики, появлялось желание обратиться к более камерным мотивам. На смену масштабным акварельным листам пришел скромный карандашный рисунок, интересы сосредоточились на малых формах растительного мира. Она с невероятной тщательностью рассматривает каждое соцветие, травинку, листок, углубленно изучает их строение и все увиденное с точностью переносит на белый лист бумаги, служащий идеальным нейтральным фоном („Татарник“, 1978). В подробнейшей проработке деталей открывалась своя изобразительная прелесть. Каждая растительная форма художественно „опредмечивалась“, превращалась в потенциальное звено натюрморта и задавала тон всей композиции.

В ранних работах обычно выделяется крупным планом какой-либо предмет. Он является смысловой доминантой, подчиняющей все окружение, рассматривается по-рентгеновски пристально, тем самым подчеркивается его персональная значимость и самоценность („Натюрморт с васильками“, 1978; „Натюрморт с лилиями“, 1978). В последних работах композиционный строй усложняется, включаются самые разнообразные предметы, объединенные внутренним смыслом: книги, цветы, домашняя утварь, в иные вводятся пейзажные элементы, обогащающие образную ткань произведений (натюрморт „Рукоделие“, 1984; „Натюрморт с самоваром“, 1984).

Со временем строгая серебристость карандашных рисунков сменяется акварельной импровизацией. Пластический язык делается выразительнее, мягче и лиричнее, свободнее и непринужденнее. По-прежнему велико было внимание к детали, главенствовало любование предметом. В красочных одухотворенных натюрмортах воплощалось чувство искреннего восторга перед материальной красотой. В полную силу зазвучали букеты луговых и садовых цветов в стеклянных графинах („Натюрморт с георгинами“, 1991), изысканные розы в хрустальных вазах, блестящие металлические самовары с множеством отражений.

Аналогично осваивался пейзаж. Брался интересующий мотив, где акцентировалась какая-либо деталь: цветок, кустарник, дерево, она являлась своеобразным модулем формирующегося вокруг пространства. Как натюрморты постепенно насыщались все новыми предметами и деталями, так и в пейзаж вносились самые разнообразные компоненты, взаимодействующие между собой как звенья одной цепи. При этом она стремится к предельной портретности пейзажного мотива, всеми средствами подчеркивает вещественную определенность ландшафта. „Я рисую только данную местность и никакую другую“. Красноречивым подтверждением являются карандашные рисунки из серии „По тургеневским местам Орловщины“ (1982): „Пруд Савиной“, „Уголок старого парка“, „Липовая аллея“, „Катышкина гора“. Они предельно правдиво изображают окрестности Спасского-Лутовинова.

Параллельно Тучнина работает над городским пейзажем и здесь открывает для себя много нового. Архитектура воспринимается как изначально опредмеченная эстетизированная среда. Архитектурный объект дается в камерной трактовке, акцентируются все примечательные особенности его облика („Дом Л. Андреева“, 1980). Через понимание историчности памятника она приходит к осмыслению архитектурного окружения.

Мемориально-исторический пейзаж в ее исполнении насыщен литературными реминисценциями. Приходится корректировать дошедшие до наших дней старинные уголки города архивными материалами, краеведческими документами и как бы заново восстанавливать облик былого. В мастерской собирается большой материал, в папках накапливаются рисунки, этюды непосредственных впечатлений. Новые замыслы постепенно осуществляются и претворяются в новые произведения».

Ольга Степановна работает в разных техниках: пишет маслом, рисует карандашом, пером, но больше всего любит акварель.

На вопрос о том, как родилась у неё любовь к старым улочкам города, Ольга Степановна рассказала, что во время занятий с учениками приходилось часто проводить уроки на пленэре. Кто-то вел учеников на берег речки, кто-то в парк, а она чаще всего вела детей на тихие старые улочки, в уютные дворики, где нет проблем с движущимся транспортом и ничто не отвлекает детей от творчества. Рисуя вместе с детьми эти домики, она всё больше и больше проникала в мир старого города, в его атмосферу. А он, этот старый город, вернее то, что от него осталось, что ещё помнило жившего здесь знаменитого писателя Леонида Андреева, всё больше пленял художницу своими покосившимися заборами, ажурной резьбой, палисадниками, уходящей атмосферой прошлой жизни. Часто, закончив занятия с учениками, Ольга Степановна снова возвращалась в эти дворики и продолжала работать над начатыми произведениями. Тема старого Орла всё больше захватывала художницу. Она стала встречаться с краеведами, узнавать всё больше и больше о тех местах, которые стали частью и её жизни. Особенно плодотворным стало общение Ольги Степановны с научными сотрудниками дома-музея Леонида Андреева. Постепенно из отдельных работ сложилась одна из самых известных серий произведений, получившая название: «На домашних Пушкарных».

Об этой серии хотелось бы сказать ещё несколько слов. 29 работ, представленных в каталоге выставки, посвященной 125-летию Леонида Андреева, это, конечно, не все работы этой серии. Существует несколько вариантов почти каждого пейзажа. Уникальность этих произведений заключается не только в их художественной ценности, но и в том, что изображена в прямом смысле слова «уходящая натура». Запечатлены и так полно представлены только в произведениях О. Тучниной те уголки старого Орла, которые видел Леонид Андреев.

Однако с каждым годом эта среда меняется. Нет уже некоторых зданий, переделываются фасады домов, сносятся крылечки, разрушается деревянная резьба. В городе пока не находят денег на реставрацию отдельных зданий, создание заповедной зоны Пушкарных улиц, о чем мечтали краеведы и работники музеев ещё несколько десятилетий тому назад. Об этом же говорил и академик Дмитрий Сергеевич Лихачев, приезжавший в Орёл. Он подчёркивал уникальность нашего города и призывал сохранять эту уникальность для последующих поколений. Не находится средств даже и на то, чтобы приобрести у автора и сделать достоянием города серию работ, в которой запечатлён образ старого Орла.

На одном из высоких городских совещаний, посвященных культуре и сохранению памятников прошлого, серия работ «На домашних Пушкарных» была названа достоянием города, даже России, было высказано пожелание обязательно приобрести её у автора, но совещание прошло, и благие пожелания так и остались витать в воздухе. А между тем приобрести серию неоднократно пытались коллекционеры из других городов. Могла бы она уехать и в другие страны. Пока  О. Тучнина ещё противится тому, чтобы серия «На домашних Пушкарных» уехала из Орла. Но это сегодня, а завтра?.. Материальное положение большинства наших художников во многом зависит от того, как приобретаются их произведения. А с этим, как можно догадаться, дела в нашем городе обстоят не очень хорошо. Те, у кого есть средства, предпочитают пока отдавать предпочтение всяким модным штампованным штучкам, а не тому, что можно передавать из поколения в поколение, что будет с каждым десятилетием становиться всё более ценным. Но это я так, к слову.

Сегодня  О. Тучнина полна творческих замыслов, полна энергии, старается участвовать во всех выставках, проходящих в городе. Где бы она ни была, в Питере, на Черном море, в городах Золотого кольца, всегда она возвращается с рулонами акварелей, множеством набросков и эскизов. Она не представляет себе жизнь без творчества. Повседневные заботы не разучили её радоваться. Она радуется своим удачам, росту и успехам своих учеников. С теплым чувством рассказывает Ольга Степановна и о своих детях. Дочь Катя окончила в Петербурге высшую художественно-промышленную академию художеств (бывшее Мухинское училище). Дизайнер по текстилю. Талантливый художник. Работает в хорошей фирме, и всё у неё получается. Есть у неё уже и своя дочь.

Сын Иван заканчивает худграф университета. Он будет скульптором.

А нам, любителям искусства, остается пожелать новых встреч с произведениями талантливой художницы.





© Валерий Васильевич (1949 - 2018)
Письмо администратору
Создание сайта: Студия 404